Путешествуем


Памир. Сотни километров наркотического ада


Пограничный Хорог, столица Горного Бадахшана. В воздухе витает аромат восточных сладостей. Мимо меня проходят ярко одетые памирци. Глядя на все это, мне трудно поверить, что в середине 1990-х годов здесь бушевала гражданская война. Был подорван мост на автотрассе Хорог – Душанбе, и памирци оказались в полной изоляции. Для того, чтобы заработать, они ночами на надувных автомобильных шинах переправляли наркотики из левого (афганского) берега на правый (таджикский). Устроившись на своеобразном плоту, наркодельцы гребут от афганского берега к Хорогу. За ними на резиновых кругах прыгают по волнам мешки с грузом, в которых расфасован опий. Пограничники в бинокле видят нарушение предела, но быстро добраться горным берегом к месту переправы не на чем, а открывать огонь напрасно: расстояние между залогами - десять-двенадцать километров. До 1979 года производство опиума в Афганистане колебалось в пределах 200-400 тонн. Во времена советского вторжения начался бум опия: к моменту выведения советских войск производство опиума выросло от 1000 до 1500 тонн. В период между 1994 и 1998 годами на мировые рынки ежегодно поступали афганские наркотики в количестве до 2500 тонн. На бадахшанском рынке цена героина колеблется от $ 5000 до $7000 за килограмм. Если контрабандисты пройдут к Оша, они получают за килограмм героина $ 25000. А кто доберется до Москвы, может взять за килограмм наркотиков до $100000. Ежегодно на памирских пограничных постах задерживают 20-30 килограммов героина и опия-сырца.– Провези я с Хорога до Ош пару мешков наркоти, хватило бы купить дом, разбить сад и больше никогда не трястись по тракту, - делится мыслями водитель самосвала. Он любезно согласился довезти меня в Мургаб. Автомобиль с ревом преодолевает опасную автотрассу Хорог - Ош.– Большой риск, – отзываюсь я.– А так не рискую? Но тогда знал бы, за что. Наркокурьеры знают, за что рискуют. Проверив наши документы на посту Жаман-тал, пограничники пригласили в вагончик, угостили горячим надеемся в жестяных кружках. Мы разговорились. На счете поста немало задержанных наркоперевозчиков. Сопровождая крупную партию, контрабандисты обычно подъезжают раньше, чем машина с героином, и торгуются с теми, кто на посту. Молодому офицеру, с которым наркодельцы безуспешно вели разговор о пропуске партии опия-сырца, бросили на стол фотографию его маленькой дочери. "Не пропустишь – живой не увидишь. " Он не пропустил, однако место службы пришлось сменитьза пропуск крупной партии наркокурьеры предлагают от $20000 до $50000 долларов. "И ничего не нужно делать, только на секунду повернуть председателя в сторону", – смеются пограничники. Они убеждены, что на крупные партии наркоти поступает заказ и их прохождение контролируется. Однажды, рассказывают на посту, у наркокурьеров взяли около 300 килограммов опия; по словам задержанных, груз предназначался для Амстердама – там его ожидали через два дня. По-видимому, груз наркотиков был предварительно оплачен, задержка партии неминуемо должна была вызывать вторую попытку. И точно, месяц после был задержан грузовик, в котором был опий. Наркотики были такого же веса и в той же упаковке.– Следовательно, весь путь от Москвы ка Амстердама наркотики обеспечены прикрытием, – с обидой говорит майор П., намекая на коррупцию, которая существует в высших эшелонах власти, в частности в силовых структурах.– Кто же прикрывает наркокурьеров?– Вопрос лучший поставьте в Москве.

Полный текст книги Ж. Назаралиева "Лиши и прости" вы найдете на официальном сайте

Похожие статьи:

Меню


  • гармония
  • пассажир
  • салон
  • быль
  • Похожие записи



     

    Карта сайта.